Круглый стол "Фигура свидетеля в советских коммемориативных практиках 1960-1980-х годов"

ИЭА РАН (Москва), ЦСИПИ ПГНИУ (Пермь) и МВШСЭН (Москва) приглашают принять участие в круглом столе об осмыслении событий 1910-1920-х годов в позднесоветских коммеморативных практиках.
 
В 1967 году коммунист, член партии с 1920 года, и почетный пенсионер республиканского значения А. Г. Жук посещает Алтайский колхоз «Родина» (быв. коммуна «Новый свет» и колхоз им. Гринько) для того, чтобы передать руководителю местной партийной организации «три свои тетрадки воспоминаний начала организации коммуны „Новый свет“ в расчете, что вы с ними ознакомитесь и для вас как для партийного руководителя многое станет яснее». Эта поездка была лишь первой в ряду других действий, которые предпринял Жук, пытаясь повлиять на сложившуюся на тот момент версию истории колхоза. Так, в письме секретарю Алтайского крайкома партии и члену ЦК А. В. Георгиеву в 1969 году он подчеркивает, что в Алтайском крае до сих пор сохраняется систематическое искажение истории, которое было характерно для периода культа личности. Одним из примеров такого рода он считает брошюру Н. А. Девятьярова «Сегодня и завтра колхоза Родина». «В данной брошюре все искажено от начала и до конца» — писал Жук. «Неправдоподобность редакционного материала меня крайне беспокоит и волнует, если Вами не будут приняты соответствующие меры, я вынужден буду поднимать этот вопрос и дальше» (ГААК, ф. 1501 оп. 1 д. 19 л. 90, 98−98 об.).

Исследования последнего времени показывают, что на рубеже 1960−1970-х годов случаи, подобные описанному выше, не были исключением. Однако они до сих пор по большей части остаются в тени двух других тенденций позднесоветской мемориальной культуры: государственных кампаний по поддержанию легитимности советского строя через сохранение памяти о революционных событиях и Великой Отечественной войне и низовых инициатив по изучению и сохранению локальной, в том числе и дореволюционной истории. Доминирование в историографии этих двух тенденций создает своеобразную дихотомию — советская история сверху vs несоветская/антисоветская история снизу.

В центре нашего внимания оказываются мемориальные инициативы, ставящие под сомнение данную дихотомию — низовые инициативы по сохранению личной и семейной памяти о революции и раннесоветском периоде. Речь идет о низовых инициативах, в которых участники событий революционной эпохи и 1920-х годов и те, кто считал себя их наследниками, не просто предлагали собственное, «правильное», видение событий прошлого, но и стремились зафиксировать свою (личную или семейную) память и свой опыт в тех или иных материальных формах, будь то воспоминания, сданные в архив, установка памятного знака или что-то иное. На данный момент нам известно о случаях материальной фиксации опыта 1920-х годов в позднесоветский период из Тюмени, Тамбова, Перми и Барнаула, однако мы полагаем, что география такого рода процессов гораздо шире. Нам представляется, что изучение «новой волны» коммеморативной активности позволит нам узнать больше о той картине мира и ощущении себя, которая сформировалась у участников событий революционной эпохи и 1920-х годов 40−50 лет спустя.

Для того, чтобы узнать больше об этом феномене, его распространенности и причинах, а также наметить возможные пути его интерпретации в контексте позднесоветской истории, исследований памяти или других дисциплинарных направлений, мы приглашаем коллег, которые сталкивались с аналогичными сюжетами в своей работе, принять участие в круглом столе, который состоится онлайн 7−8 декабря 2021 года. Мы будем рады обсудить истории низовых ревизий раннесоветской истории событий 20-х годов из любых регионов, относящиеся к разным периодам до 1980-х годов.

Для участия в круглом столе, пожалуйста, отправьте заявку через форму регистрации не позднее 10 сентября 2021 года.

Оргкомитет круглого стола:
Алиса Клоц (Питтсбургский университет)
Артем Кравченко (МВШСЭН, ИЭА РАН)
Никита Ломакин (Мемориал, ИЭА РАН)
Мария Ромашова (ЦСИПИ ПГНИУ)
Варвара Склез (МВШСЭН, ИЭА РАН)
Анна Соколова (ИЭА РАН)