"Земельные конфликты в Германии и России"

Коллоквиум «Земельные конфликты в Германии и России», 5 октября 2015 г.,  Лейбниц-центр аграрных и ландшафтных исследований, Мюхенберг, Германия

 

Научный сотрудник ЦСИПИ Андрей Семенов выступил с докладом на коллоквиуме «Земельные конфликты в России и Германии», прошедшем 5 октября 2015 г. в  Лейбниц-центре аграрных и ландшафтных исследований (Leibniz Centre for Agricultural Landscape Research, ZALF). ZALF входит в исследовательское сообщество институтов Лейбница в Германии и специализируется на исследованиях взаимодействия человека и окружающей среды. Коллоквиум имел целью сравнить подходы к изучению земельных конфликтов и обменяться результатами исследований между российскими и немецкими учеными.

Доклад Андрея Семенова основывался на разработанной в ЦСИПИ базе данных, которая в числе прочего учитывает публичные конфликты возникающие вокруг использования земли. Так, 2012 из более чем 2500 тысяч публичных протестов около 50 (2%) можно отнести к земельным. Условно эти конфликты можно поделить на «городские» и «сельские», хотя в некоторых  случаях их география пересекается. Первые касаются вопросов городской застройки: уплотнительная застройка, городское планирование и инфраструктура, борьба за сохранение зеленых насаждений, доступ к рекреационным зонам и сервитуты — отчуждение права земельной собственности для публичного блага. Вторые происходят на почве столкновения с промышленными компаниями, размещающими свое производство или объекты инфраструктуры вблизи/на природоохранной территории, либо вблизи поселений, а также по поводу прав собственности на земельные участки.

Сами  земельные конфликты отличаются по своему масштабу, устойчивости и результатам. Так, протест многодетных семей в Казани против выделения им земли в 30 км. от города рядом с хранилищем радиоактивных отходов вывел на акцию протеста в марте 2012 лишь 30-40  человек.  Компания же строительства никелевого завода в Прихопреске на своем пике собирала до 10 тысяч человек в Борисоглебске (Воронжеская обл.), то есть, по уровню мобилизации превзошла кампанию в защиту Химкинского леса (Московская обл.). Особой интенсивностью отличаются земельные  конфликты на Кавказе, где в связи с неопределенностью прав собственности возникают споры между жителями горных и равнинных районов. Сравнивая Россию и Германию Андрей Семенов,  основываясь на анализе  интервью с заинтересованными сторонами, проведенными сотрудниками ZALF, выделил пересекающиеся и расходящиеся линии конфликтов.

Одну из тем продолжил Дмитрий Марьинский, кандидат географических наук, доцент кафедры физической географии и ландшафтной экологии Тюменского государственного университета. Специализируясь на географии сибирского Севера, он обратил внимание на конфликты между коренными малочисленными народами, проживающими в ХМАО, и нефтедобывающими компаниями, деятельность которых в области землепользования серьезно воздействует на традиционный образ жизни КМНС: изменяются маршруты миграции оленьих спад в связи с прокладкой трубопроводов, дорог и объектов инфраструктуры, разрушаются экосистемы, на которых основан традиционный уклад. Существующие механизмы переговоров и компенсаций не вполне учитывают интересы «слабой стороны», то есть, народностей Севера.

Д-р Герд Лупп (Технический университет Мюнхена), в свою очередь, обратился к опыту Германии. Используя техники «включенного исследования», он проанализировал использование лесопарковых зон Мюнхена (Бавария), что позволило ему выявить «точки соприкосновения» между различными группами интересов, а также существующие между ними конфликты в отношении лесопарковых территорий. Изменения в стиле жизни, например, приводят к появлению новых видов активности (велосипедный туризм), которые влияют на экосистему и другие характеристики территорий. Урегулировать отношения между велосипедистами и собственниками земли особенно трудно в горных условиях, где собственники исчисляются сотнями.

Дискуссия касалась возможностей и ограничений различных методов в изучении земельных конфликтов. В географических науках традиционно большое внимание уделяется геоинформационным технологиям, позволяющим отслеживать, например, пространственную динамику экосистем, находить точки пространственного соприкосновения различных групп интересов, что представляет интерес для политической науке. В ландашфтных исследованиях наблюдается поворот от «естественнонаучной» парадигмы к включению категорий социального восприятия групп интересов/ заинтересованных сторон, поскольку территориальные ресурсы используются конкретными акторами для реализации конкретных потребностей. В результате все в большей степени привлекаются методы социальных наук (включенное наблюдение, опросы) для анализа взаимодействия ландшафта и социальных групп. После коллоквиума участники обсудили возможности проведения совместных исследований и варианты их финансирования.

Записей не найдено.