Публичный семинар Андрея Семенова на тему «Структура политических возможностей в постсоветском контексте: динамика состязательности в России (2008-2012 гг.) в университете Уппсалы

17 ноября в университете Уппсалы состоялся публичный семинар научного сотрудника Центра сравнительных исторических и политических исследований Андрея Семенова на тему «Структура политических возможностей в постсоветском контексте: динамика состязательности в России (2008-2012 гг.)». Основываясь на эмпирических данных, собранных в ЦСИПИ ПГНИУ в рамках проекта «Состязательная политика в регионах Росии», а также на литературе, посвященной связи между структурой политических возможностей и мобилизацией, в своем докладе Андрей Семенов предложил альтернативное видение механизмов, связывающих эти два феномена. Традиционно исследователи социальных движений считают, что открытая структура политических возможностей (большая степень соревновательности, расколы в элите, наличие значимых союзников для движения) предполагает большую вероятность протестов. Однако, вопреки теоретическим ожиданиям, сравнение случаев Тюменской области и Пермского края доказывает обратное. Одна из гипотез заключается в наличие механизма маргинализации: в Тюмени оппозиционные политичсекие организации были вытеснены на периферию политического процесса, в результате стали активными организаторами и участниками протестных акций, тогда как в Перми большая степень кооптации политических игроков вела к аккомодации протестного потенциала. Косвенно это подтверждается еще и тем, что в Перми отношение протестов, организованных независимыми группами (grassroots), к акциям, за которыми стоят устоявшиеся объединения, колеблется от 33 до 45%, тогда как в Тюмени в это отношение не превышает 15%.

Исследование показало, что динамика протестной активности связана с политическим контекстом, хотя на основе двух случаев невозможно сделать обобщения. В дискуссии также прозвучали вопросы о иных формах предъявления требований и их роли в мобилизации, социально-демографическом профиле участников публичных акций, а также активистов и лидеров гражданских объединений и инициатив, воздействие политической мобилизации на политический курс. Более общие вопросы касались изменений в ценностныз ориентациях россиян, точнее, повороте в сторону «постматериальных ценностей». С одной стороны, исследования Грэма Робертсона показывают, что по сравнению со второй половины 1990-х гг. в 2000-х произошел сдвиг от абсолютно доминировавших требований выплатить заработную плату к палитре заявлений по экологическим, политческим, социальныи и другим проблемам. С другой – отчетливого кластера, который мог бы быть ассоциирован с постматериальным сдвигом, в данных ЦСИПИ не наблюдается: безусловно, больше всего граждан волнуют вопросы качества жизни (около 19% акций в Тюмени и Перми посвящены этим вопросам), а также политические и гражданские права (18%) и экономика (15%). Однако первая группа вряд ли может стать основанием для национального движения, в экономической сфере до сих пор доминирут вопросы задержки заработной платы и плохие условия труда, а мобилизация вокруг гражданских и политических прав становится все более затруднительной.

Важным результатом дискуссии стало уточнение ряда вопросов, связанных с динамикой состязательности в России на субнациональном уровне. Существующий консенсус о «покорстве» российского общества и безуспещности мобилизации не вполне подтверждается на эмпирическом уровне. Политическая и гражданская активность играют важную роль в аккумуляции и агрегации требований, однако направление и эффективность такой активности обусловлена в том числе действиями государственного аппарата, которые имеют непредвиденные последствия,  как, например, в случае с маргинализацией оппозиции, ведущей в итоге к устойчиво высокой мобилизации.

Записей не найдено.