Экономист Леонид Полищук об эхе войны и ценностях современных россиян

Экономист Леонид Полищук об эхе войны и ценностях современных россиян

6 мая состоялся открытый семинар экономиста Леонида Полищука “Эхо войны: ценности ветеранов и современных россиян”, посвященный влиянию опыта, полученного ветеранами ВОВ, на их потомков в контексте теории социального капитала. Лектор представил результаты коллективного исследования на основе опросных данных Фонда «Общественное мнение» (ФОМ).

  • Леонид Полищук, профессор НИУ ВШЭ, заведующий лабораторией прикладного анализа институтов и социального капитала.

В основе исследования лежит идея «вертикальной социализации», в соответствии с которой нормы и ценности устойчивы во времени и передаются от поколения к поколению в процессе воспитания в семье. Согласно гипотезе, ВОВ сформировала в ее участниках, гражданах СССР, особую гражданскую культуру, альтруизм, чувство собственного достоинства; помогла преодолеть беспомощность, “заученную “в годы репрессий. Именно влияние поколения ветеранов, по мнению докладчика, является одним из ключей к тому, почему одни члены российского общества объединяются ради общих целей, а другие нет.

Для подтверждения гипотезы была разработана анкета о семейной военной истории и ценностях респондента. На основе вопроса анкеты «наличие ветерана в семье» сформировались три группы респондентов: 1) наличие ветерана ВОВ, участвовавшего в воспитании респондента, 2) наличие ветерана ВОВ при отсутствии его участия в воспитании респондента, 3) отсутствие ветерана ВОВ в семье. Результаты регрессионного анализа показали, что первая группа демонстрирует наибольший уровень ответственности за происходящее вокруг, чаще двух других готова совершать альтруистические поступки и, как следствие имеют более высокий уровень гражданской культуры.

Дискуссия, последовавшая за докладом, затронула проблему особых групп, которые в ходе ВОВ находились под государственным и общественным давлением: штрафбаты, стройбаты, женщины. Обсуждался травматический опыт участников войны, в том числе речь шла о тех группах, которые в ее ходе имели «постыдную» роль, чей опыт мог впоследствии воспрепятствовать формированию «положительного» социального капитала вопреки интерпретации исследователей.