Кухарка, которая будет управлять государством: домашняя прислуга и революция

15 февраля прошел открытый семинар научного сотрудника ЦСИПИ Алисы Клоц «Кухарка, которая будет управлять государством: домашняя прислуга и революция».

  • Алиса Клоц – кандидат исторических наук, аспирант Ратгерского университета (США), преподаватель кафедры новейшей истории России ПГНИУ

Алиса Клоц представила предварительные результаты своего исследования о домашней прислуге в первые десятилетия советской власти. В отличие от традиционных работ по истории домашних работниц, написанных в рамках социальной истории, Клоц обращается к методам культурной истории, анализируя эволюцию смыслов, которые разные авторы вкладывали в наемный домашний труд, чтобы глубже понять функционирование социализма как проживаемой идеологии. Таким образом домашняя прислуга выступает как дискурсивная арена, на которой идеологи советского государства, профсоюзные активисты, домашние работницы и их наниматели пытались разобраться в вопросах труда, гендера и класса.

Анализ этих дискуссий позволяет выделить два противоречия в большевистском понимании труда, которые объясняют существование наемного домашнего труда в советском государстве. Первый парадокс - это противоречие между верой в необходимость личностного развития человека, его самореализации, в первую очередь через трудовую деятельность, и обязанностью советского человека заниматься общественно полезным трудом, степень полезности которого определяется государством. Этот парадокс был частным случаем более общей проблемы – соотношения дистрибутивного и контрибутивного понимания социальной справедливости. Второе противоречие заключалось в том, что большевики, с одной стороны, искренне верили в необходимость освобождения женщины через наемный труд вне дома, а с другой, считали домашнее хозяйство исключительно женской сферой.

Вопрос о наемном домашней труде особенно остро встал в годы Новой Экономической Политики. Исходя из марксистского понимания домашнего труда как непроизводительного и культурного канона позднеимперской интеллигенции, согласно которому прислуга была квинтесенцией отсталости и незащищенности,  большевики начали масштабный проект по превращению прислуги в пролетарку. Ленинская «кухарка, которая будет управлять государством» с легкой руки Владимира Маяковского превратилась в один из самых узнаваемых символов эпохи - в символ тех возможностей, которые советское государство предоставляет всем, даже самым неразвитым своим гражданам. Начавшаяся в конце 1920-х годов форсированная индустриализация обещала полное превращение прислуги в пролетарку в рамках мобилизации домашних работниц на производство. Однако уже в годы первой пятилетки эмaнсипационный посыл государственной риторики и практики массового перевода домработниц в производство вошел в конфликт с принципом «общественной полезности» труда. В 1930-е годы государство посылало домашней работнице противоречивые указания. С одной стороны, домашняя работница продолжала оставаться символом советского преображения тех, кто был ничем. Домработница, ушедшая на производство становится художественным клише эпохи. С другой стороны, с середины 1930х годов наемный домашний труд начинается все отчетливее встраиваться в социалистическую экономику. Превращение семьи в институт с четко очерченными государственными функциями: воспитания детей и отдыха перед трудовой деятельностью, легитимизоровало домашний труд, в том числе и наемный. Теперь частная кухарка – не прихоть отдельной семьи, а часть социалистической экономики.

Анализ дискуссий о домашней прислуге и их влиянии на повседневные практики домашних работниц и их нанимателей позволяет увидеть важное качество советской идеологии – способность давать людям то, что называется труднопереводимым на русский язык понятием empowerment. Несмотря на то, что советские домашние работницы вряд ли могли рассчитывать на участие в управлении государством, советская власть дала им язык, с помощью которого они могли заявить свое право на достойную жизнь.