Антрополог Наталья Галеткина о «пихтинских голендрах», «вершининских поляках» и протестной идентичности

Антрополог Наталья Галеткина о «пихтинских голендрах», «вершининских поляках» и протестной идентичности

5 мая прошел открытый семинар Натальи Галеткиной «Исследование социальной идентичности на примере локальных переселенческих сообществ».

Выступление было посвящено проблематике групповой идентичности и ее этнической составляющей на примере двух локальных переселенческих сообществ - «пихтинских голендров» и «вершининских поляков». Обе группы – потомки переселенцев, приехавших в Восточную Сибирь в 1910-х годах в результате столыпинской аграрной реформы из западных регионов Российской империи. Эмпирической основой для работы послужили полевые материалы автора 1990-2000-х годов, архивные и библиографические источники. Конструирование идентичности происходило в соответствии с двумя моделями: если вершининские поляки заимствовали в 1990-е годы к тому времени уже позабытые польские традиции, то пихтинские голендры сохранили собственные и отказывались определять себя через другие, «большие», народы (в первую очередь немцев). Именно поэтому идентичность голендров определяется исследовательницей как «протестная».

В ходе лекции Наталья Галеткина уделила особое внимание роли ученого в антропологическом исследовании. По ее мнению, исследователь не может избежать своего влияния на предмет изучения. Так, именно по инициативе докладчицы был непреднамеренно запущен механизм использования этнонима «голендры», который к моменту ее первых публикаций был почти неизвестен жителям Пихты и ученым.

Дискуссия затронула проблемы соотношения понятий «локальное сообщество», «национальность» и «этничность», применимости хобсбаумовского «изобретения традиций» и пределов конструирования идентичности. С другой стороны, обсуждались последствия бюрократических этнических категоризаций и уникального набора элементов идентичности локальных сообществ (язык, религия, традиции и имена). В частности, обсуждался пример того, как «пихтинские голендры» в зависимости от конкретной исторической ситуации маркировали, или давали согласие на маркировку себя «немцами», отрицали свою причастность к немцам.