Андрэ Шлюттер о теории социального порядка и существенных различиях между Новой Зеландией и Уругваем после 1930 года

Андрэ Шлюттер о теории социального порядка и существенных различиях между Новой Зеландией и Уругваем после 1930 года

14 сентября 2015 года, Андрэ Шюттер, PhD в области экономической истории Венского университета провел семинар «Теория социального порядка и существенные различия между Новой Зеландией и Уругваем после 1930 года».

В своем исследовании Шлюттер оценивает валидность теории социального порядка, Д.Норта, Д.Уоллиса и Б.Вайнгаста (НУВ), («Насилие и социальные порядки», 2009), для объяснения социально-экономической динамики в Новой Зеландии и Уругвае в период с 1930 по 1973 годы. Согласно НУВ, в государствах существуют две идеально-типические модели социального порядка: порядок открытого доступа и порядок ограниченного доступа. В основе этой теории лежит идея о устойчивой позитивной связи между так называемыми политическими и экономическими рынками. Ученые определяют Великобританию и США как прототип порядка открытого доступа. Противоположены им Испания и Португалия - прототипы порядка ограниченного доступа.

По мнению докладчика, анализ социально-экономического развития Новой Зеландии и Уругвая – это возможность проследить за институтами, унаследованными от разных систем: британской и испанской. Более того, это своего рода эксперимент, исследующий влияние исходных институциональных рамок на долгосрочное экономическое развитие. Так, экономики обеих стран, Уругвая и Новой Зеландии, были созданы переселенцами, имели схожие факторы производства и уровни благополучия в 1920-е. Однако менее чем за полвека разрыв в ВВП на душу населения между двумя странами стал самым большим за всю историю их существования. Это косвенно подтверждает влияние институционального дизайна Британии, соответствующего модели открытого доступа и для которой характерно: верховенство закона для элит, бессрочное существование организационных структур, включая само государство, политический контроль над армией, и свидетельствует об испанском наследии в регионе: военные перевороты, макроэкономические дисбалансы, бюджетные кризисы и селективные права собственности. Таким образом, по мнению Андрэ Шлюттера, социально-экономические траектории, а точнее, значимые отличия по которым двигались Новая Зеландия и Уругвай – уникальный материал для проверки теории НУВ.

Согласно гипотезе А. Шюттлера, оценивая три параметра: общие характеристики (экономическое развитие и удовлетворительность институтов), экономическую политику (предоставление общественных благ и бюджетные расходы), экономические результаты (экспортный сектор и продуктивность) можно выяснить, следуют ли считать Новую Зеландию и Уругвай идущими «тропой зависимости» за Великобританией и Испанией и их моделью социального порядка.

На основе эмпирических данных, измеряющих выбранные параметры, Андрэ Шлюттер обнаружил положительную корреляцию между институциональной стабильностью и экономическим прогрессом, а именно между национальными институтами, организациями, политикой и ее результатами. То есть траектория развития Новой Зеландии и Уругвая отвечает большей части характеристик, которые имеют их идеальные типы, предложенным НУВ. Кроме того, докладчик обнаружил значимые характеристики, не имевшие отношения к идеальной модели. Так, свободное соревновательное или эгалитарное общество не было одной из значимых характеристик Новой Зеландии в период с 1930 по 1970. Это позволяет утверждать, что модель открытого доступа – не просто копия с Великобритании, а унаследованные правила и нормы, которые адаптируются к конкретным условиям Новой Зеландии. Докладчик сообщил, что в отношении модели закрытого доступа удалось обнаружить, что системы такого типа могут иметь куда больше нюансов, нежели в дихотомичной картине НУВ.

В дискуссии, последовавшей за семинаром, шла речь о параметрах, не вошедших в список тех, по которым оценивался тип социального порядка: культура и религия. По мнению докладчика, данные параметры не имеют универсального характера, и потому не релевантны для его модели. Так, отношения Уругвая с церковью, стремление к секулярности, имеет не типичный характер для Латинской Америки. Также шла речь о соотношении формальных и неформальных институтов и возможности преодоления «тропы зависимости», и как следствие, изменение перспективы развития страны. Кроме того, был поднят вопрос о том, какое место может занимать Россия в модели НУВ, и возможно ли сравнивать Россию и Уругвай.