Международный воркшоп «Сексуальность и государство: мобилизационные стратегии на советском и постсоветском пространстве»

27-28 марта 2015 в Центре сравнительных исторических и политических исследований ПГНИУ при поддержке фонда «Розы Люксембург» прошла мастерская «Сексуальность и государство: мобилизационные стратегии на советском и постсоветском пространстве». Целью мастерской было создание площадки для диалога между представителями различных дисциплин и активистов в изучении того, каким образом официальные и альтернативные дискурсы формировали/формируют сексуальную (и не только) жизнь граждан в советском и постсоветском контекстах.

В мастерской приняли участие около 40 человек: докладчики, сотрудники ЦСИПИ, преподаватели историко-политологического факультета, студенты: магистры и бакалавры старших курсов, представители Пермского отделения Российской ЛГБТ-сети. Мастерская вызвала интерес и со стороны молодых исследователей, не имеющих отношения к Перми и не приглашенных с докладами: за свой счет на мастерскую в качестве слушателей приехали аспиранты из Тюмени и Красноярска.

Доклады

После приветственных слов организаторов мастерской Алисы Клоц (ЦСИПИ ПГНИУ) и Дарьи Вершининой (Центра гендерных исследований при ИПФ ПГНИУ) мастерскую открыли руководители проекта «Бодиполитикс» Катарина Видлак и Мария Нейфельд (Венский Университет, Австрия). Они рассказали о своем проекте, посвященном изучению женского тела как объекта современной биополитики на постсоветском пространстве, и пригласили участников мастерской к участию в проводимых в рамках проекта конференциях и семинарах.

Первая панель была посвящена репродуктивным правам в советской и постсоветской России. Анна Савчук (Дальневосточный федеральный университет) представила результаты своего исследования формирования абортной культуры на Дальнем Востоке в первые десятилетия советской власти. Ключевым моментом, по мнению исследователя, стала трудовая мобилизация периода первой пятилетки, в рамках которой на Дальний Восток переселилось большое количество женщин репродуктивного возраста и молодых мужчин. В результате Дальний Восток из патриархальной периферии превратился в пространство сексуальной свободы и площадку для формирования советской культуры, частью которой стала и абортная культура – использование абортов как рутинного механизма контрацепции.

Полезность самого понятия «абортной культуры» поставила под сомнение Мона Кларо (Высшая школа социальных наук, Франция). С точки зрения докладчицы, представление о том, что в Советском Союза произошла рутинизация абортов и сформировалась некая «абортная культура», отличная от «контрацептивной культуры» стран Запада, является мифом, сформировавшимся в ранний постсоветский период. На основе глубинных интервью, а также материалов прессы и художественных произведений позднесоветского периода Кларо убедительно показала, что советские женщины также стремились предотвратить нежелательную беременность и испытывали моральные страдания при необходимости прервать беременность.

Инфраструктура родовспоможения в современных роддомах – объект исследования Ольги Мельниковой (Центр социально-политических исследований технологий Томского государственного университета). На основе материалов, собранных методом включенного наблюдения и полуструктурированных интервью с медицинским персоналом, Мельникова пришла к выводу, что большинство врачей и акушерок поддерживают изменения в технологии родовспоможения, такие как отказ от родильного «конвейера» в пользу индивидуальных палат, замена кровати Рахманова современными многофункциональными кроватями, использование эпидуральной анестезии и т.д. При этом медперсонал признает, что произошла переориентация родовспомогательной инфраструктуры с нужд врачей на нужды рожениц.

В своем экспертом выступлении Елена Здравомыслова проанализировала разрыв между либеральными сексуальными практиками современных россиян и традиционалистской риторикой государства. Опираясь на результаты масштабных исследований в Москве и Петербурге, Здравомыслова показала, что сексуальная «революция» началась еще в пятидесятые годы, однако касалась она, прежде всего, сексуальных практик. Либерализация риторики произошла в перестроечный и постперестроечный периоды. В результате представления о сексуальности современных молодых россиян очень незначительно отличаются о представлениях их сверстников в странах Западной Европы, прежде всего Финляндии.

После лекции Елена Здравомыслова предложила обсудить три текста: «Новый быт, сексуальная жизнь и гендерная революция» Анны Темкиной, «Поколенческие и гендерные различия в сексуальной жизни Санкт-Петербурга и городов Финляндии» Элины Хаавио-Маннилы и Анны Роткирх и «Традиционные ценности и современные семьи: правовые подходы к традиции и модерну к современной России» Марианны Муравьевой. В возникшей дискуссии обсуждались следующие методологические проблемы: взаимодействие историков и социологов; применимость аналитических категорий, разработанных на Западе, для изучения сексуальности в России; нормативность и европоцентризм в социологии; преодоление «колониального взгляда» в зарубежных исследованиях.

В конце дня для участников и гостей конференции был организованный торжественный ужин.

Второй день мастерской начался с доклада Нади Нартовой (Высшая школа экономики, Санкт-Петербург) о формировании телесных практик «взрослости» у девушек в современной России. К телесным практикам «взрослости» исследовательница отнесла выбор стиля одежды, уход за телом, использование макияжа. Именно эти практики, а не хронологический возраст, становятся внутренним маркером перехода во «взрослость» для девушек. На формирование таких практик влияет, в первую очередь, репрезентация взрослости в популярной культуре, средствах массовой информации и т.д. Влияние школы и родителей оказывается второстепенным.

Выпускница Европейского Университета в Санкт-Петербурге, а теперь независимая исследовательница Алиса Жабенко (Хельсинки) представила результаты своего исследования репродуктивных выборов лесбиянок. В то время как лесбиянки старшего поколения предпочитали вступать в гетеросексуальные браки, а затем ждали инициативы мужа, чтобы эти браки расторгнуть, лесбиянки среднего поколения сами становились инициаторами разводов. Современные лесбиянки частично репродуцируют стратегии старших когорт, но в отличие от них, значительно чаще избегают гетеросексуальных браков.

На основе уникальных архивных материалов Ирина Ролдугина (Высшая школа экономики, Москва) показала, что после декриминализации гомосексуальности советской властью произошла апроприация гомосексуалами медицинского дискурса об однополых отношениях. В отношении с государством они позиционировали себя как люди, страдающие от психического расстройства и потому имеющие право на понимание и поддержку со стороны государства наравне с другими девиантными категориями: инвалидами, трудными подростками и т.д. При этом активно шло формирование гомосексуальной субкультуры и соответствующей идентичности.

Построение субъективности советских гомосексуалов – объект исследования Артура Клеша (Высшая школа социальных наук, Франция). На основе биографических интервью Клеш реконструирует не только повседневную жизнь гомосексуалов в позднесоветский период, но и нарративные стратегии в создании квир-биографий. Исследователь также рассматривает то, каким образом происходил межпоколенческий контакт и обмен жизненным опытом между представителями различных возрастных когорт советских и постсоветских гомосексуалов.

Доклад Катарины Видлак (Венский университет, Австрия) представлял собой критику западного дискурса о гомосексуальности в России. На примере американской либеральной прессы Видлак показала, как конструируется образ российского общества как гомофобного, а российских геев – как жертв. При этом Запад предстает единым пространством толерантности, что, безусловно, является мифом. Подобный дискурс используется Западом для легитимации своей политики по отношению к России и во многом является продолжением классического западного ориентализма, в котором сексуальность служит центральным маркером по разграничению между воображаемыми отсталым «Востоком» и прогрессивным «Западом».

Доклад Александра Кондакова (Европейский университет в Санкт-Петербурге) продолжил анализ западной риторики о гомосексуальности в России. Обращаясь к истории вопроса, исследователь показал, как в раннесоветский период официальные представители советской власти на Западе продвигали идеи медикализации однополых отношений, тогда как во многих западных странах они были криминализированы. Сегодня права гомосексуалов превратились в некую обсессию со стороны некоторых западных лидеров, которая только усугубляет состояние новой «холодной войны».

Завершал мастерскую доклад Марии Нейфельд (Венский университет, Австрия) об особенностях современной биополитики и ее международном измерении. В то время как любое государство эпохи модерна стремится управлять телами своих граждан, а граждане, в свою очередь, стараются создать пространство свободы, механизмы этого сопротивления не могут быть универсальными. Исследовательница показала, что стратегии и тактики сопротивления регуляции человеческого тела и сексуальности, выработанные на Западе, оказываются неэффективными в других регионах, в частности, на постсоветском пространстве. В частности, ставка на максимальную публичность и риторика прав личности не приносят результатов в большинстве постсоветских обществ.

Программа.